Мигранты

МНЕНИЕ: НА РЫНКЕ ТРУДА В РОССИИ ГОСПОДСТВУЕТ XIX ВЕК

Осеннее похолодание вкупе с отсутствием нормальных условий для проживания, могли стать косвенной причиной смерти двоих мужчин в Ленинградской области. Трагедия произошла в посёлке Фёдоровское Тосненского района Ленинградской области на выходных, 19 сентября. Погибшими оказались граждане Узбекистана. Жизнь ещё одного мужчины находится под угрозой.
Сообщение в тосненскую полицию о том, что в здании на Промышленной улице в посёлке Фёдоровское обнаружены тела мужчин, поступило в субботу днём. Два человека были найдены мёртвыми, ещё один подавал признаки жизни – его госпитализировали в тяжёлом состоянии, сообщил 47news.ru со ссылкой на правоохранительные органы. Выяснилось, что погибшие – 29-летний и 32-летний мужчины – были гражданами Узбекистана. Тела нашли на диване в помещении двухэтажного дома.
По предварительным данным, погибшие отравились угарным газом. В помещении двухэтажного каркасного здания – по некоторым данным, не подключенного к электросети – при закрытых дверях и окнах работал бензогенератор. Обстоятельства гибели выясняет районный отдел СК Ленобласти. В том числе устанавливается, какой организации принадлежит постройка. Стоит вопрос, кто обеспечил таким «жильём» людей. Не исключено, что мигранты работали в регионе нелегально.
Это халатность, глупость и несоблюдение элементарной техники безопасности.
Есть разные взгляды на случившееся, даже среди экспертов. Так, генеральный директор частного агентства занятости «Трудовые резервы Евразии» Игорь Сумин считает, что в этой ситуации не нужно искать национальный аспект, равно как и акцентировать внимание на том, были или не были погибшие мигрантами. «Не понимаю разницу между тем, что угорели два узбека, два таджика или двое русских. Это халатность, глупость и несоблюдение элементарной техники безопасности», – говорит Игорь Сумин. Он обращает внимание на то, что в этом доме погибшие вряд ли были зарегистрированы. Они либо незаконно проживали в нём, либо занимались его ремонтом.
«Если ремонт, то ничего удивительного нет: строится дом, они живут либо в бытовке, либо при некрупном подряде, в этом доме. Можно, конечно, представить историю, что люди живут в гостинице недалеко, или каждый день делают по сто километров из города, и ездят на работу каждый день, но в реальности так не происходит – и не только с мигрантами. Я не вижу здесь национального аспекта и смысла разделения на мигрантов и не мигрантов», – высказал мнение Игорь Сумин.
Председатель профсоюза «Трудовая Евразия» Дмитрий Жвания считает, что трагедия в Фёдоровском отражает не только кризис в сфере трудовой миграции, но и состояние российского рынка труда в целом.
«Если честно, тяжело судить о трагедии, не зная важные её детали: где работали пострадавшие и почему они отдыхали в помещении, которое решили отапливать таким рискованным способом – бензогенератором. Но в принципе в современной России новости о пожарах и других чрезвычайных ситуациях на предприятиях, равно как и в местах проживания рабочих, не должны никого удивлять. На российском рынке труда господствует XIX век. Только если в XIX веке в русские города на заработки стекались русские же крестьяне, то теперь – выходцы из небогатых, но перенаселённых стран Центральной Азии. Конечно, есть предприятия, на которых строго соблюдаются правила техники безопасности. Но больше шарашек, где люди за копейки работают по 12-14 часов в сутки и спят на рабочем месте или где-то поблизости в неподобающих условиях, например, на стройках в бытовках. А даже если они живут в общежитиях, то всё равно рискуют своим здоровьем: антисанитария, скученность, сырость, насекомые.
На российском рынке труда господствует XIX век. Только если в XIX веке в русские города на заработки стекались русские же крестьяне, то теперь – выходцы из небогатых, но перенаселённых стран Центральной Азии.
В этот раз пострадали граждане Узбекистана. Но на их месте могли бы оказаться любые другие рабочие, в том числе российские граждане. Напомню, что, например, при обрушении петербургского спортивно-концертного комплекса, когда его демонтировали, погиб русский парень – из Карелии. И погиб потому, что начальники послали его выполнять опасные высотные работы без необходимого снаряжения. На многих российских предприятиях взята за образец потогонная система, где мастера исполняют роль тюремных надзирателей, то и дело подгоняя рабочих: давай, давай, давай. Вот они и дают, а потом валятся с ног, где придётся.
Для государства такие порядки очень вредны. Мало того, что они чреваты социальными волнениями, так они ещё и тормозят технологическое развитие нашей экономики. Предприниматели извлекают прибыль “здесь и сейчас”, ибо “никто не знает, что будет завтра”. Им выгодней привлекать неквалифицированных трудовых мигрантов, а не вкладывать в инновации. Если приобретение трактора окупится через какое-то время, а трудовой мигрант начинает приносить прибыль сразу, то зачем приобретать трактор? Создание цивилизованных условий для проживания мигрантов тоже требует дополнительных расходов, а значит – сокращение прибыли, вот работники и спят, где попало.
Пока государство своей волей не внедрит принципы солидарной экономики, где в приоритете не прибыль отдельного предпринимателя, а интересы всего общества, мы так и будем мариноваться в XIX веке. Допускаю, что мои размышления не имеют прямого отношения к тому, что произошло в Фёдоровском. Но вряд ли кто-нибудь опровергнет их по сути».
Юлия Медведева
Made on
Tilda