Мигранты

Как избежать пандемии миграции

Когда в связи с пандемией власти России объявили карантинные меры, профессиональные паникёры нагоняли в социальных сетях жути, распространяя сообщение одного страшнее другого: «мигранты напали…», «мигранты отняли…», «мигранты заразили…». Однако за три месяца карантина преступлений с участием мигрантов произошло не больше, чем обычно, а предприятия, где большей частью заняты мигранты, так и не стали источниками распространения смертоносного вируса. Так, в Ленинградской области массово заболели коронавирусом лишь обитатели общежития в Новосергиевке, которые работали на ближайшей стройке. Но оперативные действия властей предупредили распространение заразы.
Меры, принятые властями Российской Федерации, дали положительные эффект, прежде всего – морально-эмоциональный. По сути, в стране была объявлена миграционная амнистия. Мигранты почувствовали, что их не превращают в козлов отпущения, не вешают на них всех собак: тот, кто работал – продолжил работать по старым документам, а тот, кто работы лишился, получил шанс найти себя в другой сфере.
Так или иначе, по городам России сейчас не бродят «стаи голодных и злых мигрантов», как пророчили профессиональные паникёры. Если на то пошло, от карантина большей частью пострадали российские граждане, а не мигранты, так как они трудятся в тех отраслях российской экономики, которые продолжили работать в период борьбы с пандемией.
По городам России сейчас не бродят «стаи голодных и злых мигрантов», как пророчили профессиональные паникёры. Если на то пошло, от карантина большей частью пострадали российские граждане, а не мигранты.
Однако стоит ли расслабляться под песню «Всё хорошо, прекрасная маркиза»? Конечно же, нет. Что произойдёт на рынке трудовой миграции после того, как снимут карантинные ограничения и границы откроют как Россия, так и страны исхода? Вот что теперь заботит экспертов. Недаром одна за другой проходят онлайн-конференции на тему трудовой миграции. Последняя из них состоялась на виртуальной площадке мультимедийного пресс-центра международного информационного агентства «Россия сегодня». На ней собрались ведущие российские специалисты в области трудовой миграции: член Комиссии по миграционным вопросам и социально-культурной адаптации иностранных граждан Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, член Экспертно-консультативного совета по вопросам миграции при Главном управлении по вопросам миграции МВД России Николай Курдюмов, советник руководителя Федерального агентства по делам национальностей Виктория Леденёва, профессор Государственного университета управления, член экспертно-консультативного совета при Главном управлении по вопросам миграции МВД России Владимир Волох и руководитель рабочей группы по миграции союза «Торгово-промышленная палата Ленобласти» Валерий Шинкаренко.
По мнению Николая Курдюмова, после открытия границ «мы столкнёмся с пиковым притоком иностранных граждан», так как в странах исхода «есть колоссальный отложенный спрос на работу в России». Эксперт опасается того, что контролировать ситуацию на рынке «будет весьма непросто» в связи с тем, что среди местного населения выросла безработица.
Что произойдёт на рынке трудовой миграции после того, как снимут карантинные ограничения и границы откроют как Россия, так и страны исхода? Вот что теперь заботит экспертов.
Валерий Шинкаренко напомнил, что пандемия – лишь фон, на котором разворачивается мировой экономический кризис. Она, конечно, усугубляет экономический кризис, но не является его причиной. Кризис и борьба с пандемией, считает эксперт, «обнажили все язвы российского рынка трудовой миграции», а именно – «господство на рынке нелегальных посредников, критическую зависимость от них работодателей и мигрантов, коррумпированность контролирующих структур, неуправляемость всей системы органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации на местах и, самое главное, – незащищённость российских граждан в конкуренции с иностранцами за рабочие места».
Виктория Леденёва обратила внимание на то, что за минувший год в Россию с целью работы въехали более пяти миллионов мигрантов, при этом разрешительные документы на работу получили лишь около трёх миллионов человек. Где ещё два миллиона мигрантов, мы не знаем. Очевидно, что, столкнувшись с трудностями, они обращаются за поддержкой к нелегальным посредникам и зачастую становятся заложниками обстоятельств, полагает советник руководителя Федерального агентства по делам национальностей. «Не зная, как реализовать свои права, мигранты замыкаются в своих социальных сетях, в своих социальных группах, и тем самым создают угрозу в том адаптация мигрантов – это не для мигрантов, это, в первую очередь, для нас самих», – отмечает Виктория Леденёва.
Кризис и борьба с пандемией, считает Валерий Шинкаренко, «обнажили все язвы российского рынка трудовой миграции».
Николай Курдюмов надеется на то, что, как надо, заработает оргнабор (если очень упрощённо: это когда мигранты приезжают по приглашениям работодателей). Соглашение об организованном наборе трудовых мигрантов Россия и Узбекистан подписали ещё в апреле 2017 года. Затем подобное соглашение было заключено между Россией и Таджикистаном. Но все попытки реализовать эти соглашение потерпели фиаско. По мнению Курдюмова, оргнабор провалился потому, что его участникам, как мигрантам, так и работодателям, «не были предложены некие правовые привилегии». «В условиях, когда они работали в том же правовом формате, что и все остальные, освоить новую организационно-правовую форму работы было достаточно сложно. Чтобы что-то сделать на новой площадке, надо создать преференции для тех, кто на неё приходит», – считает эксперт.
«К сожалению, мы видим, что соглашение об оргнаборе пробуксовывает. Ленинградская область является одним из трёх пилотных регионов, которые работают по соглашению об оргнаборе. Мы сделали всё возможное, чтобы это соглашение заработало. Однако оно так и не смогло обеспечить контроль над трудовыми мигрантами», – заявил Валерий Шинкаренко, который, отметим, участвовал в открытии Центра предвыездной подготовки мигрантов в Самарканде, где будущие мигранты могли получить информацию о вакансиях в России, подготовиться к экзаменам по русскому языку и азам русской истории. Однако центр этот проработал не больше года. Шинкаренко неоднократно подчёркивал, оргнабор не заработал из-за того, что его торпедировали нелегальные посредники, которые потеряют гигантские прибыли, если это соглашение будет-таки реализовано. «Противодействие колоссальное!» – заявляет эксперт. И это неудивительно. По оценкам Валерия Шинкаренко, на рынке труда через нелегальных посредников проходит 80 процентов иностранной рабочей силы. В Петербурге, к примеру, выдано 230 тысяч патентов и 60 тысяч – в Ленинградской области, а реально в регионе находится, по разным оценкам, от полумиллиона до миллиона трудовых мигрантов.
По мнению Николая Курдюмова, оргнабор провалился потому, что его участникам, как мигрантам, так и работодателям, «не были предложены некие правовые привилегии».
Отметим, что слова Шинкаренко подтверждают и на «той стороне реки». «Важным обстоятельством, делающим оргнабор ненужным, является система поиска мигрантами работы в рамках “миграционных сетей” – через родственников, соседей, знакомых, которые уже находятся в России или побывали там. Такая система в итоге оказывается более действенной, чем поиск работы по официальным каналам, в том числе и благодаря распространённой практике неофициальной оплаты труда, которая позволяет как работодателям, так и самими мигрантам избегать выплаты налогов и сокращать тем самым свои издержки», – читаем мы на одном из самых популярных русскоязычных сайтах Узбекистана.
Язвы вскрыли. Но что делать дальше?
Владимир Волох считает, что для противодействия нелегальным посредникам необходимо усовершенствовать российское законодательство в части трудовой миграции, активней подключать к работе на миграционном рынке российские общественные организации. Николай Курдюмов предлагает выводить на первый план объединения работодателей, в том числе торгово-промышленные палаты, которые, по его мнению, уже сейчас «выступают в качестве некого координатора в деле защиты прав работодателей и трудовых мигрантов».
Специалисты Торгово-промышленной палаты совместно с работодателями создали цифровую платформу мигранта, которая позволяет организовать эффективное взаимодействие работодателей, органов занятости региона, а также мониторинг трудовых мигрантов.
Валерий Шинкаренко уверен, что нужно идти в ногу со временем. Эксперт рассказал, что с целью защиты российского рынка труда от наплыва неквалифицированной рабочей силы на базе ленинградской Торгово-промышленной палаты создан Комитет по поддержке занятости и производительности труда, куда вошла группа по трудовой миграции. «Чем мы занимаемся? Специалисты Торгово-промышленной палаты совместно с работодателями создали цифровую платформу мигранта, которая позволяет организовать эффективное взаимодействие работодателей, органов занятости региона, а также мониторинг трудовых мигрантов. Если трудовой мигрант скачает это приложение, он получит бесплатный доступ к базам вакансий от работодателей региона, служб занятости региона, от профессиональных операторов рынка труда – ЧАЗов и операторов оргнабора. И более того – мигрант получит доступ к сервисам, которые серьёзно упрощают и удешевляют его жизнь в Российской Федерации. Дальше: наши специалисты начали заниматься разработкой социальной сети для трудовых мигрантов». Шинкаренко уверен, что таким образом он и его сотрудники отвечают на «мировые вызовы, на мировой экономический кризис».
Одновременно глава Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской Торгово-промышленной палаты, считая, что уповать лишь на виртуальные средства не стоит, предложил ввести единый патент для трудовых мигрантов для работы в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Это, считает эксперт, позволит более эффективно перераспределять трудовые ресурсы в регионе, так работодатели имеют площадки и в городе, и области, в связи с чем их сотрудники из числа мигрантов вынуждены оформлять два патента, «что нецелесообразно», тем более, что управление МВД на Ленобласть и Санкт-Петербург одно. А ещё для того, чтобы оргнабор заработал, нужно, уверен Шинкаренко, усилить взаимодействие с властями стран исхода потому, что «они тоже заинтересованы в контроле над миграционным потоком».
Георгий Крюков
Made on
Tilda